Ardea_
На форуме стартовал новый сюжет: Страницы истории Блэкберн-холла. Роман эпохи Регентства.


Всякий путешественник, прибывающий в Грейвуд из Линкольна в начале осени 1811 года, мог наблюдать выросший на месте недавней пустоши меж двух холмов, прозванной Ведьминой воронкой, высокий, в три этажа дом из серого камня, подъездную аллею, усыпанную щебнем, и кованые ворота с гербами. Если он проявлял любопытство, хмельной завсегдатай «Жареного гуся» с удовольствием рассказывал ему о пожалованных уроженцу Линькольншира, Самуэлю Кавендишу, землях и звании баронета, о том, что дом строили шестнадцать месяцев, что архитектор приезжал из Лондона, а каменщиков привезли из Сассекса, ткани и гобелены закупали в Линкольне, и миссис Петтигрю лично беседовала с владельцем галантерейной лавки, который продал немолодой домоправительнице сэра Самуэля двести пятьдесят ярдов зеленой бархатной тесьмы для гардин.
О самом сэре Самуэле говорили осторожно – едва разместившись, он принял всех соседей, навестивших его в Блэкберне, и через положенные приличиями три дня отдал визиты. Он охотно посещал общественные балы, принимал приглашения соседей на званые обеды и вечера, беседовал об осенней охоте с джентльменами и танцевал с барышнями и дамами. Местное общество встретило его достаточно дружелюбно, что скорее было связано с его приятной наружностью, которую джентльмены охарактеризовали как «истинно благородную», а дамы нашли весьма загадочной и местами – «демонической», располагающими манерами и - в немалой степени - реальным и мнимыми богатствами.

***
Вечером 17-го сентября 1811 года сэр Самуэль Гордон Кавендиш, баронет, стоял у камина в собственной гостиной, искоса поглядывая на бегущие по поленьям языки пламени, и не упуская из виду мисс Грей, которая курсировала по комнате, следуя одной ей известной траектории – от дивана к ломберному столику, затем к фортепиано, оккупированному сестрами Роуз, Марджори и Мэри (он так и не научился их различать), затем к окну, за которым стоял плотный сиреневый полумрак, и снова к дивану.
«Не упускать из виду» он старался незаметно, чтобы не дать пищу для новой порции обсуждений собственной персоны и персоны мисс Грей.
Итогом первых двух месяцев проживания в Блэкберн-холле (в комнатах до сих пор пахло штукатуркой, древесным лаком и мастикой) стали упорные слухи о его несомненном внимании к близнецам Роуз (не могли только решить, которой из девиц он отдает предпочтение), затем – к мисс Джейн Браун, затем… затем Самуэль положил конец матримониальным сплетням, предложив обществу новую – неделю назад приехавший погостить из Лондона Роберт Дженкинс сообщил хозяину «Жареного гуся», что сэр Самуэль планирует покинуть Блэкберн на зиму и переселиться в столицу. Слухи в провинции распространялась со скоростью Великого лондонского пожара. Местные кумушки заскучали, уже без особого интереса наблюдая, как новоиспеченный баронет танцует на ассамблее со всеми девицами поочередно – и с каждой не более одного раза.
С партнершами по танцам он держался просто и безукоризненно вежливо, но далее минутного разговора о погоде в перерыве между фигурами дело не шло. Любознательной мисс Норрис пришлось со вздохом признать: сэр Самуэль решительно отказывался давать повод для сплетен.
Его приятелю Дженкинсу повезло немногим более – он не отличался природной наблюдательностью, но, передвигая фигурки из нефрита на каминной полке, случайно заслонил предмет наблюдения сэра Самуэля, и тот впервые за последние двадцать минут нетерпеливо пошевелился и сдвинулся на фут правее, дабы внезапно обнаружить скрывшуюся от его взора мисс Грей в двух шагах от него. От неожиданности Самуэль попятился и, хватаясь за приятеля, словно за спасительную соломинку, пробормотал:
- Мисс Грей… позвольте вам представить моего друга, мистера Роберта Дженкинса.

@темы: Антуражные и исторические сюжеты, кросс-форум